Как живут и чем занимаются в наши дни 8 популярных телеведущих 1990-х: Леонид Парфенов, Татьяна Миткова и др

26 января 2010 12:27 image image

Сегодня юбилей у Леонида Парфёнова. Мастеру российской журналистики и публицистики исполняется 50. Даже свой день рождения он встречает на съёмочной площадке, где создает фильм об изобретателе телевидения.

То, зачем морозным солнечным утром пилят лёд на подмосковном озере, пока ведомо только Леониду Парфёнову и тем, вместе с кем он вот уже год работает над новым проектом. Свой 50-летний юбилей ведущий встретит на съёмочной площадке фильма об изобретателе телевидения Владимире Зворыкине.

«Это наш долг. Мы все получили шанс в жизни потому, что существует телевидение. И его в этом виде не было бы или оно было бы гораздо позже — не будь Зворыкина», — поясняет журналист, телеведущий и автор популярных телепроектов Леонид Парфёнов.

Кроме верной творческой команды, на льду — верный пёс Парфёнова Мотя. Ему, как и всем, очень холодно. Но холоднее всех каскадеру. Он изображает, как герой фильма в тридцатых годах прошлого века провалился под лёд озера в своем американском поместье.

Каскадерские трюки, костюмированные реконструкции, киношные камеры, рельсы и краны — к такому телевидению Парфенов пришёл, конечно, не сразу. И запомнился не этим.

Типично парфёновская манера появляться в кадре: непременно пешком, непременно в полный рост, часто преодолевая большие расстояния. Манера отводить взгляд от камеры куда-то вверх и в сторону, словно вспоминая слова, но текст всегда написан остро, произнесён чётко и с таким заразительным артистизмом, что просто невозможно самому хотя бы раз не попробовать.

И многие пробовали, да так старательно, что в некоторых информационных службах корреспондентам, бывало, запрещали ходить в кадре и размахивать руками.

«Мама моя всегда очень беспокоится, говорит: «Опять кто-то там пошёл, как дурак башкой трясти, как ты в детском саду стишки читал». А я, действительно, говорю в ритм, для меня это естественно, я этого не очень замечаю. Но эту манеру за собой знаю», — признаётся Леонид Парфёнов.

Кадрами Леонида Парфенова в детском саду мы не располагаем, зато Гостелерадиофонд сохранил его первую пробу пера в большом телевизионном жанре — трёхсерийный документальный фильм «Дети XX съезда». Фирменная манера будет совершенствоваться, но уже сейчас угадывается безошибочно.

А вот Татьяна Миткова, ведущая тогда еще Центрального телевидения, представляет в 90-м году новый еженедельный проект — «Намедни».

«Привет! Это программа «Намедни», новости за неделю, наш первый выпуск», — открывает выпуск в студии Леонид Парфёнов.

С брендом «Намедни» Парфёнов не расстается и по сей день. Сейчас он стоит на книгах, но истинную популярность бренд принёc ведущему в середине девяностых, когда красовался на заставке программы «Намедни. Наша эра».

Запуск первого человека в космос здесь соседствует с модой на шпильки, ведущий в неизменно стильном костюме оказывается то на Кубе, то в Афганистане, то у Бранденбургских ворот или Белого дома, а то и вовсе за спиной Хрущева. У коллег всё это вызывало нешуточную зависть, у зрителей — нешуточный интерес.

«Я рассказываю только про то прошлое, которое настоящее. Это то, как Ключевский говорил про историю: «Это то, что не проходит. Как вечный урок». Только тогда история интересна», — делится профессиональным секретом популярности своих проектов Леонид Парфёнов.

За историей в пересказе Парфёнова по-прежнему следят миллионы зрителей. А на телевидении в свои 50 он становится героем сюжетов о себе самом. Спустя четверть века в профессии понятно — это ещё далеко не все.

«Я снимаю фильмы и выпускаю книжки: получается раз в полгода — фильм, раз в полгода — том. Для официально нигде не работающего человека — вполне напряженный график», — улыбается Парфёнов.

Парфенов Леонид Геннадьевич, его биография в Википедия, личная жизнь и фото в Инстаграм, документальные фильмы, где работает 2016 и 2017, чем занимается сейчас – все это интересует многих телезрителей, что неудивительно, ведь он является многогранной личностью, проявив себя в качестве журналиста, режиссера и телеведущего, а также является пятикратным лауреатом ТЭФИ. Его считают звездой и легендой современной журналистики, а сам он ещё известен, как оппозиционер и неутомимый борец за права народа.

Леонид Парфенов – биография

Родился Леонид в 1960 году в Череповце (Вологодская область). В школе он всерьез занимался литературой и уже в седьмом классе писал для районных газет довольно весомые статьи. В это же время он решил стать журналистом, хотя родители считали, что мальчик из провинциального городка вряд ли поступит в столичный вуз. Тем не менее Леонид не сомневался в себе, и, действительно, после окончания школы без проблем поступил в Ленинградский университет им. Жданова на факультет журналистики, который окончил в 1982 году, пройдя предварительно стажировку в ГДР.

После окончания вуза Леонид был распределен в родной Череповец, где должен был отработать положенные 4 года. Проработав в местной газете полтора года, Парфенов перешел на телевидение, где быстро освоился с работой диктора и ведущего.

Успехи молодого человека не прошли незамеченными, и в 1986 году главный редактор программ для молодежи ЦТ СССР предложил Леониду поработать в Москве спецкором. Естественно, он согласился, переехал в столицу и в течение двух лет работал в телепередаче «Мир и молодежь», а также появлялся и в других программах ЦТ.

В 1988 году его пригласили на работу в только что образовавшуюся телекомпанию «АТВ», а уже через два года предложили стать автором и ведущим программы «Намедни», которая и сделала в последствие Парфенова известным на весь Советский Союз. На тот момент реальность советского времени уже требовала нового формата такой передачи, чего и добился Леонид, но, все же, перегнул палку, в результате чего был отстранен от работы из-за резких высказываний в сторону известного политического деятеля того времени Эдуарда Шеварднадзе.

Но долго без работы Леониду сидеть не пришлось. Грянула перестройка, принесшая с собой долгожданную свободу слова, и на фоне этого образовалось много изданий, радиостанций и телестудий, так что журналисту было из чего выбирать.

В 1991 году Парфенов стал сотрудничать с компанией ВИД, которую основал Влад Листьев, а через два года журналист стал сотрудником новой компании — НТВ, где и сумел возродить свой проект «Намедни», а вскоре получил и свою первую премию ТЭФИ.

В период с 1997 по 1999 года Парфенов входил в состав совета директором канала НТВ, а также был его генеральным продюсером. Что касается передачи «Намедни», то она со временем превратилась в цикл исторических документальных фильмов (16 кинолент), которые вышли в рамках проекта «Российская империя».

Леонид Парфенов сегодня

Притом что уже около восьми нет Парфенов не работает ни на одном телеканале, он ведет деятельность в формате «самозанятости» и за это время выпустил 7 фильмов и 7 книг. И это, несмотря на то, что он на сегодняшний день ещё и один из советников Президента России в сфере обеспечения прав и свобод граждан.

Весной 2016 года Парфенов представил на суд зрителей первый фильм из трилогии «Русские евреи», повествующих о том, как русскоговорящие евреи влияют на ход мировой истории. Кстати сказать, специфическая тема, выбранная журналистом, сразу же подняла вопрос, Леонид Парфенов – еврей? На что от него бы получен ответ: «Я — русский журналист».

Леонид Парфенов и его интервью передаче «В гостях у Дмитрия Гордона» также вызвало большой резонанс. Интересен тот факт, что Гордон, демонстрируя на протяжении всей передачи высокий уровень украинской журналистики, пытался заставить отвечать Парфенова в нужном ключе, выводя на русофобские ответы. Но мэтр русской журналистики на это никак не реагировал, давая крайне нежелательные ответы, которые не вписывались в формат украинской передачи.

Леонид Парфенов – личная жизнь

Леонид Парфенов и его жена Елена Чекалова женаты уже много лет. Познакомились они в 1987 году, и их непродолжительный роман быстро закончился свадьбой. Этот прочный союз никогда не привлекал к себе внимание прессы скандалами или любовными интрижками. Супруги до сих пор счастливы в браке и воспитали двоих прекрасных детей – сына Ивана и дочь Марию.

Читайте также:

Эльвира Болгова личная жизнь муж фото Павел Прилучный – биография, личная жизнь, фото Елена Захарова — биография, личная жизнь, фото Анастасия Макеева — биография, личная жизнь, фото —> Персоны 07 мая 2018

Люди, которые смотрели и пока еще смотрят телевизор, наверняка согласятся, что Леонид Парфёнов стал ключевой стилеобразующей фигурой для целого поколения телеведущих и корреспондентов. С экрана на нас то и дело выпрыгивают то откровенные клоны, то не очень хорошие парфеновские копии, причем вне зависимости от их гендерной принадлежности.

Автор и ведущий программы «Намедни», а также почти полусотни документальных фильмов, соавтор первых двух и горячо любимых народом «Старых песен о главном» осваивает новый жанр: в феврале в YouTube появился канал «Парфенон» (так давно нарекли Парфёнова коллеги по цеху) — видеоблог наблюдений за событиями недели. О творческих планах, о «Русских евреях» и «Русских грузинах», о рэпе и любви к работе начинающий блогер Леонид Парфёнов рассказал Нонне Газаевой — к удаче последней, редактору Парфёнова в «Намедни» с 1994 по 1996 год.

Нонна Газаева: Зачем ты решил делать «Парфенон»?

Леонид Парфёнов: Меня долго уговаривали, разные люди говорили: «Это должно быть… Вот ты же… Ну, что же такое…» Это не Дудь меня уговорил — у него это прозвучало публично, но это было просто одно из многих «а что же нету». Типа, уже просто неприлично. Меня несколько раз Андрей Лошак знакомил с разными продюсерами YouTube, и с одним из них, Ильей Овчаренко, мы договорились. Я знал заранее, каким я могу быть, несмотря на то что не видел до сих пор ни одного YouTube-канала и не знаю, какие там существуют законы жанра. Потому что у меня есть такой навык — произнесения журналистики устно.

— «Парфенон» — это YouTube-версия программы «Намедни»?

— Мне говорят, что это похоже. Можно отшучиваться: мол, что ни начну собирать, получается автомат Калашникова. Поскольку стиль — это человек, это довлеет. Но основной вопрос не в том, что снова «Намедни», а в том, что снова я. В профессиональном отношении часто оказывается, что «Намедни» и я — это почти тождественно. Потому что и в фильмах, даже про «Русских евреев», мне говорили, что в методе чувствуются «Намедни».

— То есть тебя можно назвать брендом?

— Я про это не думаю. Я пытаюсь объяснить, почему может показаться, что, чего ни делаю, все это похоже на «Намедни». Ничего, значит, другого не умею. Но у нас не такой современный медиарынок в России, чтобы можно было чего-то на нем через бренд монетизировать.

— Да нет, нормально здесь все монетизируется, очень даже неплохо. Вон Дудь прекрасно монетизирует себя.

— Ну, он этим занимается «фултайм», и для него это судьба. Для меня это судьбой не является и уже не станет.

— Почему?

— Потому что, если я буду снимать «Русских грузин», то «Парфенон» я отодвину в сторону. Меня очень расстраивает, что сейчас замедлилась книга «Намедни» про 1920-е годы — я не могу уделять ей должное время. Получается, что только понедельник-вторник я работаю над новым томом «Намедни», а потом должен чего-то так или иначе делать с блогом, а у меня еще масса других дел, помимо работы. Я слишком поздно к этому пришел.

— Мне кажется, что в данной ситуации слово «слишком» не подходит. Поздно — да, но слишком — не бывает.

— Слишком — в том смысле, что у меня есть масса рабочих обязанностей и без этого и «Парфенон» не может их отменить. И сделать «Русских грузин», и выпустить книги про 20-е, про 10-е годы ХХ века, про 10-е годы XXI века — все это не может быть отменено, я очень хочу это сделать.

— Кажется, что ты себя чувствуешь свободнее в кадре «Парфенона», чем в фильмах, например.

— Это просто другие законы жанра. Там я тоже свободен, но в рамках других законов. Я фильмы делаю очень свободно, это все авторское, придуманное мной. Но они, конечно, требуют другой отточенности, много чего другого. Они экранно должны быть решены, в «Парфеноне» вообще нет экранного решения, это съемка как на фильмоскоп, даже не на телефон. Но у меня нет ощущения, что там вот я стреноженный, а тут — распеленутый.

— Помню, как ты тщательно относишься вообще к любым подводкам, пишешь и переписываешь их бесконечно. Сколько дублей ты записываешь для «Парфенона»?

— Да можно и с одного! С текстом мне справляться проще всего, это же моя речь, а вот не мое — смотреть за кадром, идет ли запись звука через гарнитуру, не зацепился ли шнур. И даже если все нормально идет, я из-за этого всего дергаюсь, и мне это очень мешает. Но иначе быть не может.

— Какую функцию, в твоем представлении, должен нести «Парфенон»?

— Не знаю. Вы хочете песен? Их есть у меня! Что-то такое…

— К вопросу о твоих подписчиках (370 000 собрал канал «Парфенон» за два месяца со старта. — Прим. авт.), новой для тебя области знаний и ощущений. Ты осознавал когда-нибудь свою ответственность и воспитательскую функцию аудитории?

— Я об этом никогда не думаю. Нужно делать то, что ты считаешь нужным, и знать, что ты никому ничего не должен. Не для того я давно нигде не работаю, чтобы сейчас кто-то мне сказал, что я где-то должен работать. В том смысле, что я занят журналистикой, я ее пишу, создаю, сочиняю, придумываю, с одной стороны, а с другой стороны, я же сам являюсь «анкорменом» (anchorman — англ. «ведущий». — Прим. авт.) собственной журналистики, я ее сам веду. На западных фестивалях переспрашивают: «Он же и автор?» У них это обычно разведено. У меня же это второе ремесло, и в этом качестве я, например, снимаюсь в рекламе. Я знаю, как держаться в кадре, как расправить плечи, как надо говорить, как, даже если ты уставший, сделать энергичной подачу. Вот, собственно, два навыка, которые у меня есть в ремесле.

— А какой своей работой ты особенно гордишься?

— У меня нет такого: я горжусь вот этой из своих работ. И «гордишься» — не то слово.

— Хорошо: любишь.

— Нет-нет, тоже не то слово. Я люблю сам процесс работы. Вот интересно придумывать, интересно осуществлять эти придумки. Мне процесс нравится. Очень озвучку люблю, и озвучка — это единственное, где я в чужих проектах участвую, озвучивая иногда фильмы. Ну, просто это приятная мне часть технологии. Мне проекты дороги, потому что это я, это мои фильмы, мои тома… Вот «Глаз Божий» мне очень важен как фильм, а просмотров у него не так много, может быть, миллион наберется с двух серий на всех мыслимых ресурсах. Да нет, наверное, не наберется. Может быть, тысяч шестьсот-семьсот за шесть лет.

— Известный факт, что «Русские евреи» — очень дорогой проект.

— Самый дорогой из всего, что мы делали. И на экране это видно. Потому что потребовалась совсем новая эстетика и это пять с половиной часов экранного времени. Чтобы они смотрелись, нужны большие усилия. Я очень горд за ребят из студии «Намедни», за моего соавтора, режиссера и оператора Сергея Нурмамеда и его коллег.

— А «Русские грузины» какими будут, ты уже понимаешь?

— Ну, эстетика будет родственная «Русским евреям». Эта эстетика вся придумана для того, чтобы рассказывать о таких историях людей, историях народов, у которых было массовое обрусение в какой-то период. И настолько массово и настолько ярко, что в элитах они становились второй титульной нацией. Есть такое понятие — «русские грузины». Например, Калатозов, который снимал «Летят журавли». Он ведь на самом деле Калатозишвили. А «Летят журавли» — это русский фильм. Есть такой тип — русский грузинский режиссер. Они обычно эмоциональнее. Ну, то есть русские фильмы в принципе эмоциональные, но русско-грузинские фильмы особенно пылкие.

— Грузинам, мне кажется, с большим достоинством всегда удавалось сохранять национальную идентичность.

— Шаинский, царствие ему небесное, полагал, что он пишет еврейскую музыку, и я думаю, русская аудитория будет очень удивлена, что «На дальней станции сойду, трава по пояс…» — это еврейская песня. Так что чего они там себе думали? Я думаю, в Москве или где еще грузины никогда не могли забыть происхождение еще и потому, что они три раза в день садятся за стол, который напоминает им о родине. И грузинскую кухню они тоже принесли в русскую жизнь. И много что еще. Ираклий Андроников — уникальный человек-формат. Русский устный рассказ воплощен Андрониковым, урожденным Андроникашвили. Или Окуджава. Последний раз, когда массовый СССР любил красных, — это: «И комиссары в пыльных шлемах склонятся молча надо мной». И когда первый раз полюбил белых: «Ваше благородие, госпожа удача». Это с разницей в четыре года один человек, Булат Шалвович, выразил коллективное бессознательное — или сознательное, какое угодно — русского народа.

— Твой любимый период в истории России?

— У меня нет такого: хочу в XIX век! Я больше всего занимался советским периодом, потому что он до сих пор не ушел. Это то прошлое, которое все еще настоящее, поэтому про него продолжают спорить. И по отношению к советскому периоду люди всегда различают друг друга.

— А ты русский рэп слушаешь? Ты считаешь, что это заслуживающий внимания жанр?

— Есть интересное, да. «Ты человек, измученный Рамзаном». Ну, и так далее. Я не могу себя считать поклонником, я мало чего слушаю, но представление имею.

— А как тебе рэп-баттлы?

— Что-то из этого интересно, но ясно, что это не мое, я не буду это смотреть взахлеб и дожидаться следующего. Но что-то цепляет, любопытно. Первый раз, когда рэп меня впечатлил, это была группа «Каста», строчка: «Впятером где-то под Питером». Это очень хорошо было сложено. «Вокруг шум, пусть так. Не кипишуй, все ништяк», — это клип, где в квартире висит портрет Баха.

— Я сейчас пытаюсь ознакомиться с совсем молодежной музыкой, есть, например, такая группа — «Пошлая Молли», у них огромное количество поклонников.

— Да, знаю, видел. Видел даже часть интервью этого парня у Дудя. Меня больше беспокоит то, что в Белгороде, кажется, областная администрация заставила отменить их концерт. Вот это мне не нравится, это чушь! Никакая администрация не вправе этого делать. На свой страх и риск люди ездят на гастроли, на свой страх и риск антрепренеры снимают залы. Публика купила билеты — все, здесь не должно быть больше никого между артистом и публикой.

— Последний вопрос: что за средство Макропулоса ты используешь, много лет не меняясь и оставаясь в отличной форме?

— Да не нахожусь я в одной форме! Похудеть килограммов на пять-семь бы надо, по крайней мере. Вот от работы точно худеешь, это несомненно. Допустим, идет озвучка — и через два часа рубашка на спине мокрая. Такие энергетические затраты, ты голосом из джинсов выскакиваешь. Работать надо — вот и вся форма.

07 мая 2018

Леонид Парфенов, журналист и ведущий телепрограмм, теперь ведет блоги на YouTube. Это новый формат его работы, он продолжает исследования российской истории и анализирует текущие события. Также журналист продолжает работу над книгой-энциклопедией жизни в России и СССР. Кроме того, он находит время и на работу над документальным кино.

Чем сейчас занимается Парфенов

Российский журналист, телеведущий и общественный деятель, Леонид Парфенов стал известен всей стране благодаря своей работе на канале НТВ. Самый знаменитый его проект – программа «Намедни», впоследствии трансформировавшаяся в «Намедни. Наша эра».

В июле 2003 года телевизионные сюжеты «Намедни» стали подвергаться жесткой цензуре. В частности, некоторые из них были изъяты из программ. Не подчинившись требованиям руководства канала, Парфенов опубликовал в газете «Коммерсантъ» спорное интервью и приказ о запрете на его трансляцию.

В результате программа «Намедни» 31 мая 2004 г. была закрыта, а сам Парфенов ушел с НТВ и начал сотрудничество с другими телеканалами. Сейчас работа журналиста продолжается. Издание книги «Намедни. Наша эра», ведение телевизионных программ, общественная деятельность, съемки документального кино и развитие собственных видеоблогов – вот то, чем занимается Парфенов.

Каждое из направлений его работы раскрывает журналиста с новой стороны, позволяя зрителям открыть важные страницы прошлого и проанализировать настоящее. Пятикратный лауреат премии «ТЭФИ» не боится использовать новые форматы взаимодействия с аудиторией.

Узнайте, выгодно ли работать в СМИ: сколько получают журналисты России.

Видеоблог

Наиболее ярким проектом прошедшего года стал запуск на YouTube видеоблога «Парфенон». Журналист рассказывает о происходящих в его жизни и обществе в целом событиях, а фоном для его размышлений служат вина, знатоком и ценителем которых является автор.

Первый ролик вышел в свет в феврале 2018 года, он был посвящен арестам чиновников в Дагестане и 30-летию со дня смерти Александра Башлачева, с которым автор был знаком лично. Также Леонид Геннадьевич говорил о своих любимых уголках Берлина и, конечно, о хорошем вине. За сутки зрителями стали более 240 тыс. человек (данные helloblogger.ru).

Фото: Instagram @leonidparfenoff

Создавать блог Парфенову помогал Илья Овчаренко, продюсер Wylsacom Media.

Справочно! Сколько зарабатывают ютуберы.

Помимо стабильно высокого числа просмотров, видеоблог принес своему автору и награду – Парфенов признан журналистом года по результатам голосования Кашин.Гуру. Лучшего журналиста выбирают ежегодно, начиная с 2014 года, голосование идет на сайте TV Дождь. В разное время победителями становились: Юрий Дудь, Илья Варламов, Дмитрий Стешин. По итогам 2018 года, лучшим признан Леонид Парфенов.

Автор «Парфенона» о своей работе: «Пока блог съел почти все мое свободное время, и я занят им в ущерб новому тому “Намедни” про 1920-е годы, который только начал писать. Формат с покушением на “тележурнал”, который сложился, оказался довольно затратным по времени и силам. Я, конечно, стараюсь вести его поинтереснее и поразнообразнее, что только увеличивает эти затраты.»

«Намедни»

Главный проект Леонида Парфенова продолжает жить, меняя лишь свой формат.

Видео на YouTube

Программа «Намедни» недавно стала выходить в эфир в виде роликов на популярном видеохостинге. Премьера состоялась 18 марта 2019 г. Выпуск длится 35 минут. Первое видео было посвящено 1946 году. Продюсер Илья Овчаренко рассказал, что для первого сезона запланировано 6 передач, охватывающих 1946–1951 гг.

Книжный проект

Еще в 2007 году автор телепрограммы начал работать над книгой «Намедни. Наша эра». Все оказалось гораздо масштабнее, чем в телевизионном варианте. По признанию журналиста и писателя, в книгу вошло много того, что осталось за рамками показанной программы.

Фото: livelib.ru

Первым описанным периодом стали годы после 1961 и до наших дней, но затем автор вернулся назад и описал то, что было до этого. История Россия представляется не в виде перечня дат и фактов, а с точки зрения жизни обычного человека. Одежда, транспортные средства, интерьер квартир и множество мелочей интересуют писателя, который представляет все это на страницах своих книг.

На данный момент в свет вышли восемь томов этой необычной энциклопедии, и работа все еще продолжается. Леонид Парфенов в настоящее время занимается исследованием очередного этапа истории нашей страны.

Материал в тему! Как менялся доход граждан в СССР.

Документальные циклы

Леонид Парфенов стал снимать документальное кино еще в 2004 году. В течение 10 лет вышли фильмы «О, мир, ты – спорт», «Люся», «Птица-Гоголь», «И лично Леонид Ильич» и др.

В 2016 году в прокат вышел первый фильм из серии «Русские евреи». Работа над ним велась вместе с фондом М. Фридмана «Генезис». Парфенов рассказа об ассимилированных в России представителях еврейского народа, евреях как части единого населения страны.

Фото: Twitter @Artak20121

Осенью 2018 г. журналист сообщил о работе над новым проектом в области документального кино «Русские грузины». Раньше он также говорил о желании снять фильм об ассимилированных немцах.

Общественная деятельность

С ноября 2012 по 2018 годы Леонид Парфенов входил в Президентский Совет по развитию гражданского общества и правам человека. Он являлся членом комиссии по свободе информации и правам журналистов, а также комиссии по исторической памяти.

В 2016 году журналист стал участником проекта «Открытый университет», подготовив урок, посвященный языку медиа, штампам и общему уровню культуры.

Работа на телевидении

После ухода с канала НТВ Леонид Парфенов продолжал активно сотрудничать с другими телеканалами. Зрители могли видеть его в качестве телеведущего или члена жюри таких программ:

  • «Минута славы» (2009 г.);
  • «Какие наши годы» (2010–2011 гг.);
  • «Волшебный мир Disney» (2011–2013 гг.);
  • «Парфенов и Познер» (2012 г.);
  • «Парфенов» (2012 г.).

Фото: Instagram @leonidparfenoff

Краткая биографическая справка

Леонид Парфенов родился 26 января 1960 года. Еще в школе он работал юнкором «Пионерской правды». Окончил в 1982 г. Ленинградский университет им. Жданова (факультет журналистики). Работал корреспондентом ряда печатных изданий, в том числе газеты «Вологодский комсомолец». После критических постановлений обкома партии уволился из газеты и перешел работать на вологодское телевидение.

В 1986 году переехал в Москву, где стал работать на Центральном телевидении, затем перешел на Авторское ТВ.

С 1990 по 1991 гг. выпускал программу «Намедни», затем последовало отстранение от эфира по политическим причинам. Был автором и ведущим передач «Дело» и «Портрет на фоне». В 1993 году пришел работать в недавно созданную кинокомпанию НТВ. Здесь работал над проектами:

  • «Намедни» (неполитические обзоры);
  • «Российская империя»;
  • НТВ – Новогоднее ТелеВидение;
  • «Час пик»;
  • «Старые песни о главном»;
  • «Герой дня»;
  • «Намедни 1961-2003: Наша эра»;
  • «Страна и мир» и др.

Удостоен пяти премий ТЭФИ,  а также множества других наград в области журналистики и писательского мастерства, среди которых «Золотое перо России», «Книга года-2009», «Лучшая книга журналиста», премия им. В. Листьева, «Профессионал года».

Леонид Парфенов в программе «Час интервью»:

Понравилась статья? Оцените, пожалуйста:

Нет Средне Да 1

Сохраните и поделитесь информацией в соцсетях:

20 февраля в российский прокат выходят «Русские грузины. Фильм первый» — новый масштабный проект журналиста и историка Леонида Парфенова, в котором он рассказывает о том, какой вклад грузины внесли в историю России и Советского Союза. Сам Парфенов, звезда программы «Намедни» и автор ютьюб-блога «Парфенон», давно работает с темой иностранцев в России. С 2016 по 2017 год выходили «Русские евреи», а в его ближайших планах снять аналогичные фильмы об истории русских немцев. Леонид Парфенов поведал о новом проекте BURO.

image

У вашего канала на ютьюбе 720 тысяч подписчиков. Эта аудитория заведомо больше той, что увидит «Русских грузин» в кинотеатрах. В чем практический смысл проката и чем вообще это кино отличается, скажем, от спецвыпуска «Парфенона»?

«Русские грузины» — экранное произведение, которое, может быть, важно посмотреть на большом экране. «Парфенона» можно просто как подкаст слушать, а тут — полноценное кино. С того, как мы в 2010 году впервые до телепоказа выпустили в прокат свой документальный фильм — это был «Зворыкин-Муромец», — все наши фильмы сначала выходили в кинотеатрах, а потом уже мы показывали их по телевидению или выкладывали в ютьюбе. И каждый раз все больше кинотеатров брали наши работы в свой репертуар. И сейчас «Русские грузины. Фильм первый» только в Москве идет в 15 кинотеатрах, а в Петербурге — в восьми, я представляю его в пяти или шести городах, везде билеты были проданы сразу. Есть заинтересованная аудитория — люди, которые хотели бы посмотреть этот фильм на большом экране, за деньги, зная, что потом он будет в ютьюбе, — это, по-моему, нужно ценить. Это тоже форма жизни фильма и форма диалога с аудиторией. И для меня самого выступать на таких встречах — это тоже ценная возможность контакта, потому что когда за сутки в Екатеринбурге выкупили целый зал — это совершенно не сопоставимо с лентой интернет-комментариев. Там соберутся в одном месте люди, которым интересно то, что мы делаем, и которые, очевидно, видели наши предыдущие фильмы.

С чего начался феномен русских грузин?

Массово русские грузины берут начало в 1727 году, когда нынешний район Москвы, а тогда пригород — Грузинская слобода (где и сейчас Грузинская площадь, Большая Грузинская улица, Малая Грузинская улица, Грузинский вал, Грузинский переулок) — был дарован свите грузинского царя Вахтанга Шестого, который в это время находился в Москве. Тогда здесь поселилось больше тысячи человек — от них, собственно, и пошли массово русские грузины. Поэтому к концу XVIII века на русской службе уже было полно грузин.

image

Почему первый, о ком вы рассказываете подробно в фильме, — Багратион?

Никто не сделал такой военной карьеры, как Багратион. Он был спасителем Отечества. Экран живет героями, а он много чего насовершал. Даже в «Войне и мире» говорилось, что Багратион меньше готовился к Шенграбенскому сражению, чем старый граф Ростов готовился к приему Багратиона в английском клубе Москвы — так хотели его чествовать.

Кто имел большее историческое значение — русские грузины или русские евреи?

На каких весах это взвешивать? Сталин и Троцкий, русский грузин и русский еврей, до того спорили про свой вклад в русскую революцию, что в конце концов один другого убил. Но такого, как Багратион, генерала у русских евреев не было. В нашем кинематографе их вклад примерно одинаковый. Михаил Калатозов (у которого фамилия на самом деле была Калатозишвили) принес отечественному кино единственную «Золотую пальмовую ветвь» Каннского фестиваля — фильмом «Летят журавли». Но в легкой музыке — и вообще в музыке — грузин значительно меньше. Как правитель — по стажу — Сталин сопоставим с русской немкой Екатериной. Это все несимметричные уникальные вклады — о них трудно судить.

Но роль русских грузин в революции колоссальна.

Вся русская жизнь, предреволюционная и революционная, — она состояла из баррикад, и по обе стороны любой баррикады на первых ролях были грузины. Большевики и меньшевики, князь Шервашидзе — один из лидеров антираспутинской партии, при этом ближайший сподвижник Распутина — Андроников (Андроникашвили), грузин Сталин среди вождей Октября и грузин Ратиев (Ратишвили), комендант Зимнего дворца, спасающий сокровища от разграбления, — это поразительно, конечно.

image

Насколько, по-вашему, грузинские корни и грузинский менталитет влияли на политику Сталина? Вы на что-то такое намекаете в «Русских грузинах».

Это сложно буквально оценивать. Ну сделал грузинскую кухню царской. Даже Черчилль писал о сациви, которое они ели в салоне ложи Большого театра. У него был свой русский вкус, который он часто подчеркивал. Он лично раздавал Сталинские премии в области искусства и литературы. И все толстые журналы читал — часто к несчастью для русской литературы из-за этих вкусов, с которыми было спорить нельзя. Иногда говорят, что черты его характера очень восточные — восточное коварство, восточная хитрость, но это общевизантийские, наверное, черты, они и в русской политике всегда были. Трудно сказать. Правление его декларативно было очень русофильским — в особенности к концу: и льстивый тост за русский народ на кремлевском приеме в честь Победы, и сталинские высотки в духе Спасской башни — под русские терема. Конечно, для него делали, что именно русский и грузин — Егоров и Кантария — водрузили знамя над рейхстагом.

Была ли ассимиляция грузин в Советском Союзе тотальной?

Она была не тотальна. Просто в Российской империи и в Советской империи большая карьера была немыслима без русского языка. Язык был способом выхода к большим возможностям, к большей аудитории, если говорить про искусство и литературу, более высоким постам в политике. То есть либо ты остаешься только грузином, либо учишь язык и становишься всероссийским, всесоюзным, мировым деятелем грузинского происхождения. Теперь это не нужно, теперь все мы часть глобального мира, и Москва не нужна в качестве трамплина, или Петербург, как в случае с Баланчиным. Где бы он, урожденный Георгий Баланчивадзе, смог бы стать балетмейстером — сначала русского балета, потом американского? Только в училище при Мариинском театре. Сейчас не так.

Были ли в числе важных фигур российской и советской истории грузинские националисты?

Можно снова вспомнить грузинских меньшевиков, которые были в лидерах и всероссийской партии, — они были строителями независимой Грузии 1918 1921 годов. В Грузии были первые в СССР прямые президентские выборы, которые выиграл Звиад Гамсахурдиа — его принято считать грузинским националистом. Это был сильный удар по Советскому Союзу. Конечно, они влияли на ход всей истории, но все-таки больше они влияли на саму Грузию.

Расскажите про работу над сценарием «Русских грузин». В титрах соавтором заявлен Андрей Шилов (он же и продюсер). Кто выбирал цитаты, а кто придумывал, что будет говорить Сталин Камо на уроке русского языка?

С Андреем Шиловом мы работаем уже много лет — еще с проекта «Живой Пушкин». Но он больше выступает как редактор и как ресерчер. Окончательный текст я пишу только сам. Диалог молодых Сталина и Камо — тоже, конечно. Я даю задания, что-то мы обсуждаем вместе, я прошу Андрея связываться с консультантами, проверять какие-то варианты. По одной версии, кинжал у царицы Мариам висел на стене, а по другим, был припрятан на диване. Потом она им убила генерала Лазарева. Мы решили, что лучше, чтобы висел — это и естественнее и проще показать в кадре.

image

Вы импровизируете в кадре?

Нет, вы что, все же с ума сойдут потом это монтировать, если я стану импровизировать. В разных дублях будет по-разному, а ведь нужно снять средний план, крупный, вот здесь повернись, выйди сюда, чтобы башня была с той стороны, а тут остановись и так далее. Технологически это ужас будет, если я везде наговорю разные вещи. Заранее нужно думать, как склеивать эпизоды.

«Русских евреев» финансировал фонд «Генезис», в задачи которого входит «укрепление еврейской самоидентификации у русскоязычных евреев во всем мире». В финансовой поддержке «Русских грузин» участвовал аналогичный фонд?

Проекты о русских немцах, русских грузинах и русских евреях я придумал еще в девяностые годы. Мотив был один и тот же — зафиксировать эту цивилизацию, которой больше не будет: обрусение, приход в элиты, делание карьеры в другой культуре, другом мире, который хоть и примыкает к малому миру твоего народа, но все-таки ты выходишь из него, чтобы делать большую карьеру уже в России. И в случае с «Евреями», и в случае с «Грузинами» находился человек, который говорил мне: здорово, что у тебя такая идея есть, я хотел бы, чтобы такой фильм был. В случае «Русских евреев» этим человеком был Михаил Фридман, в случае с «Русскими грузинами» — Паата Гамгонеишвили. У Фридмана есть фонд, а у Пааты Зурабовича Гамгонеишвили нет фонда, но это для дела значения не имеет, мотив реализации проекта тот же.

image

Сколько будет частей у «Русских грузин» и что нас ждет дальше?

Две части. Во второй будет продолжение — от событий 1939 года, на которых закончился первый фильм, потом война и послевоенное время до, собственно, событий в Тбилиси в 1989 году, когда стало совершенно ясно, что дальше уже мы вместе не будем.

В сегодняшней России уже сложно говорить о феномене русских грузин…

Никому уже не нужно обрусевать. Для чего? Нет империи. Мы живем глобальным миром, и у малого народа ровно те же доступы к нему, что и у большого. Это раньше, скажем, в Австро-Венгрии жило столько неавстрийцев, ненемцев, которые через эту цивилизацию реализовывали себя в жизни, — деятели хорватской, чешской, венгерской, словацкой культуры — для них Лондоном была Вена. Теперь этого не требуется. Можно создавать словенское вино, и оно будет мировым.

«Русские грузины. Фильм первый»

в прокате с 20 февраля

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Илья Коршунов
Наш эксперт
Написано статей
134
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий